«Смерть пионерки» Эдуарда Багрицкого: история написания и сюжет

Поэма Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки» — единственное из произведений советского поэта, включенное в школьную программу по литературе — была написана им в 1932 году. Чуть позже ее опубликовал журнал «Красная Новь», приурочив эту публикацию к 15-летию Октябрьской революции. Позже поэма вошла в число произведений прижизненного сборника поэта.

В статье мы расскажем об этом произведении, истории его создания, структуре и сюжете, особенностях стиля.

Эдуард Багрицкий

Поэт (настоящая фамилия Дзюбин) родился на Украине в 1895 году в городе Одессе, в еврейской мещанской семье. Образование получал в реальном училище и в землемерной школе. Первые стихотворения начинают публиковаться в периодических изданиях в 1913-1914 гг. Это были в основном романтические стихотворения, которые тематически и стилистически походили на поэзию Николая Гумилева, Р. Л. Стивенсона и Владимира Маяковского.

Эдуард Багрицкий

В 1920-е годы Эдуард Багрицкий входил в Одесский литературный кружок, представителями которого были Юрий Олеша, Валентин Катаев, Илья Ильф, Семен Кирсанов и другие талантливые прозаики и поэты.

Работал редактором в Петербургском телеграфном агентстве (Одесском отделении). Во время Гражданской войны стал добровольцем Красной Армии и участником Особого партизанского отряда ВЦИКа. Далее служил в политотделе и писал агитационные стихи.

Под псевдонимами Некто Вася, Нина Воскресенская и Рабкор Горцев поэт публиковал свои стихотворения в ряде одесских газет и юмористических журналов.

С 1925 года жил и трудился в Москве. Там же стал членом литературного объединения «Перевал». В 1928 году у него вышел сборник стихотворений.

Эдуард Багрицкий скончался в 1934 году после тяжелой продолжительной болезни.

«Смерть пионерки»: история создания

В советском литературоведении было принято считать, что это произведение написано в 1930 году, когда поэт, который в то время жил у своего знакомого, услышал о смерти его дочери, тринадцатилетней Вали Дыко. Якобы она умерла в больнице от скарлатины. Мать девочки принесла умирающей крестильный крест, но пионерка Валя отказалась надеть его. Эту же версию озвучивал и сам поэт при встрече с корреспондентами «Пионерской правды». Более того, этот факт так укрепился в литературоведении, что улица, на которой стоял дом, где гостил Багрицкий, позже стала носить имя поэта.

По теме:  Оригинальное платье, сшитое из 10 тысяч конфетных фантиков

Памятный знак в Кунцеве

На самом же деле реальная Валентина умерла значительно позже, когда поэт уже не жил в Кунцеве. Вероятнее всего, на написание поэмы повлиял случай, произошедший в местечке Пикозеро Архангельской области (о нем услышал побывавший там Багрицкий). Событие было похоже на описанное выше: умирающую от простуды пионерку, двенадцатилетнюю девочку Веру Селиванову, хотят заставить поцеловать икону, но она отдает салют.

В то же время сам поэт неоднократно говорил о том, что поэма художественно осмысливает реальные факты, поэтому основу произведения все же составляет вымысел.

Фабула

Итак, сюжет «Смерти пионерки» таков: девочке-пионерке Вале, умирающей в больнице от скарлатины, мать приносит крестильный крестик, умоляя надеть его и просить Бога об исцелении. Но Валю материнские мечты о традиционных христианских ценностях и будущем, где обещаны хорошее приданое, ухоженный дом, крепкое хозяйство и счастливое замужество, не прельщают.

Страница книги

Даже в горячке Валя видит шагающие пионерские отряды, поднятое красное знамя, слышит звуки горнов. Последний жест, который смогла сделать ослабевшая от тяжелой болезни девочка — это показать рукой пионерский салют, а не крестное знамение.

Сказка о Валентине

Багрицкий написал поэму в форме сказки, о чем говорят и некоторая стилизация и повторы. Сам автор говорил так:

По теме:  35 красивых еврейских поговорок

Я написал стихотворение «Смерть пионерки» в виде сказки. Я ясно представлял себе, что его надо написать как можно проще. Рассказать о том, почему Валя дорога мне. Мне хотелось показать, что смерть ее незабываема, и, несмотря на то, что Валя умерла, песнь о ней останется жива, с этой песней о ней пойдут пионеры.

Об этом необычном по строю, похожем на заклинание, стихотворении написано немало исследований. Есть такие, в которых поэма по сюжету сравнивается даже с житиями святых.

А есть, например, параллели, которые некоторые литературоведы проводят между поэмой и юмористическим стихотворением одного из поэтов объединения ОБЭРИУ Николая Олейникова «Карась» (1927). Сколь бы странным ни было это сопоставление героического и комического.

Обыгрывая судьбу маленькой рыбки, и Олейников задавался вопросом противопоставления обыденного бытия и смерти так и не достигшего идеалов, но стремящегося к ним Карасика:

Белая смородина,

Черная беда!

Не гулять карасику

С милой никогда.

Или:

Так шуми же, мутная

Невская вода!

Не поплыть карасику

Больше никуда.

Но упоминания сабельных героических походов у Багрицкого перекликаются у Олейникова с садистским упоминанием ножей, которые потрошат бедную рыбку. А площадь с реющим знаменем — с раскаленной кухонной сковородкой. При этом стихотворения написаны со столь схожим ритмико-интонационным рисунком, что не заметить это довольно трудно.

Эпиграф и песня

У поэмы «Смерть пионерки» имеется автоэпиграф. Это четверостишие о грозе:

По теме:  Глобальная предпродажа BLUBOO S8 стартует с $74.99

Грозою освеженный,

Подрагивает лист.

Ах, пеночки зеленой

Двухоборотный свист!

Иллюстрация к поэме

Действительно, весь сюжет поэмы построен так, что последняя гроза в жизни Вали сравнивается с яркой пионерской юностью страны. Жизнь понимается не как спокойный и стабильный быт, а как сражение и стихия. Словно молнии, мелькают яркие галстуки, призыв «Будь готов!» звучит, как гром. Тяжелые очертания туч кажутся девочке пионерским строем. Гроза разряжается дождем и заканчивается, когда жизнь Валентины угасает:

В прозелень лужайки

Капли как польют!

Валя в синей майке

Отдает салют.

Тихо подымается,

Призрачно-легка,

Над больничной койкой

Детская рука…

Часть поэмы даже превращена в песню. Вернее, сам поэт выделил и назвал его так вначале. Это позднее фрагмент (начиная со слов «Нас водила молодость в сабельный поход…») был положен на музыку различными композиторами — Марком Минковым, Владимиром Юровским, Борисом Кравченко.